|

Начало : Металлургия : Потребители ждут реформВы можете разместить сообщение здесь
Потребители ждут реформ
 

Дата публикации:
27.04.2003

Источник:
sos@mirror.kiev.ua

Голосование:
Голосов: 0
голосовать

Потребители ждут реформ

Определить объективную рыночную цену электроэнергии для каждого потребителя невозможно без проведения глубоких структурных реформ в отрасли. Эффективности таких реформ может способствовать изучение мирового опыта тарифообразования в энергетике, а также мировых тенденций и технологических особенностей развития тех или иных отраслей, отдельных крупных предприятий.
Тема тарифов на электроэнергию для украинской промышленности заметно активизировалась, начиная с лета прошлого года. В августе правительство Анатолия Кинаха с целью поддержания конкурентоспособности двух запорожских комбинатов — алюминиевого и титаномагниевого — установило для них специальный порядок ценообразования.
Как писало «ЗН» в предыдущем номере, смысл заключался в пропорциональной привязке тарифов на электричество для ОАО «ЗАлК» и казенного предприятия «ЗТНК» к мировым рыночным ценам на алюминий и губчатый титан. Чем дешевле, к примеру, алюминий на Лондонской бирже металлов (LME), тем более низкая цена киловатта для алюминиевого комбината, и наоборот.
В результате оба запорожских предприятия на фоне обвала мировых котировок на алюминий и титан получили возможность покупать электроэнергию дешевле, чем остальные промышленные потребители Запорожской области.
Директор по экономике ОАО «ЗАлК» Александр Шашкин утверждает, что именно благодаря специальным тарифам завод по результатам первого квартала этого года работал с рентабельностью 15%. «В противном случае мы бы балансировали на нулевой рентабельности», — говорит он.
Привязка стоимости тока к рыночным котировкам алюминия используется в мировой практике, как своеобразный защитный механизм от биржевых колебаний. Дело в том, что производство первичного алюминия представляет собой электролизный процесс, на который затрачивается большое количество электроэнергии. Высокая энергоемкость производства обуславливает существенную зависимость изготовителей этого металла от ценовой конъюнктуры.

Поближе к гидроресурсам

В силу высокой энергозатратности алюминиевая отрасль изначально развивалась по принципу максимально возможного снижения доли киловатта в структуре себестоимости своей продукции.
Поэтому алюминиевые заводы, как правило, размещены возле наиболее дешевых источников энергии — гидроэлектростанций. К примеру, около 40% плавильных мощностей в США находятся на северо-западе Тихоокеанского побережья и используют гидроэнергию Бонневильского энергетического управления. Преимущественно возле гидроэлектростанций расположены алюминиевые производства в Канаде, России, Норвегии.
По этой же причине многие гиганты алюминиевой индустрии активно вторгаются в электроэнергетическую отрасль, самостоятельно сооружая энергетические мощности либо скупая активы энергокомпаний.
Канадская компания Alcan, выпускающая около 1,5 млн. тонн алюминиевой продукции в год и являющаяся по продажам третьей в мире, вырабатывает на собственных электростанциях 65% необходимого тока.
Американская компания Golden Northwest Aluminium планирует построить собственную электростанцию после того, как за последние два года приостановила производство на двух заводах в штатах Вашингтон и Орегон общей мощностью 500 тыс. тонн. Причина остановки — дорогая электроэнергия.

Наблюдаются интеграционные тенденции между алюминиевой и энергетической отраслью и в России.

О возможности поучаствовать в строительстве Богучанской ГЭС в Красноярском крае заявила группа «Русал», контролирующая три четверти алюминиевого производства в России. Предварительное намерение «Русала» вложиться в энергетику продиктовано планами по наращиванию действующих и возведению новых мощностей в Сибири. Российский гигант всерьез вознамерился выйти в мировые лидеры алюминиевой промышленности.
Вторая по величине российская алюминиевая компания «СУАЛ» готовится подписать соглашение с РАО «ЕЭС» об инвестициях в достройку шестого энергоблока Печорской ГРЭС в Республике Коми. «СУАЛ» планирует подписать соглашение с Всемирным банком, а также Европейским банком реконструкции и развития о выделении кредитной линии на реализацию проекта «Коми Алюминий». Речь идет о строительстве глиноземно-алюминиевого комплекса в Коми с годовой мощностью выпуска 1,4 млн. тонн глинозема и 300—500 тыс. тонн алюминия. Реализация проекта потребует дополнительных энергомощностей в системе «Комиэнерго». Пока, правда, энергетический монополист РАО «ЕЭС» не торопится заключать договоренности с крупнейшим потребителем тока в лице алюминиевого гиганта.
Интерес «СУАЛа» к энергетике носит не случайный характер. Помимо алюминиевых заводов, группа успела приобрести пакеты акций «Свердловэнерго», «Иркутскэнерго», «Пермьэнерго», «Ростовэнерго». Пока речь не идет о контрольных пакетах, однако стремление компании к наращиванию энергетических активов налицо.

Алюминиевая география

Начиная с 2000 года, тенденция привязки алюминиевых производств к источникам дешевой энергии становится все заметней. Виной тому послужили энергетические кризисы в США и Латинской Америке, а также обвал мирового рынка алюминия. В результате энергокризиса в Калифорнии на Тихоокеанском побережье были закрыты алюминиевые заводы общей годовой мощностью 1 млн. тонн.
Примерно в тот же период энергосистема Бразилии начала испытывать проблемы из-за жары. Активное использование кондиционеров вызвало острый дефицит электричества, что привело к остановке незначительного количества алюминиевых мощностей.
По мнению аналитиков, именно закрытие заводов в Латинской Америке позволило рынку алюминия удержаться в кризисном 2001 году, когда среднегодовая цена белого металла на Лондонской бирже упала с 1599 до 1444 долл. за тонну. В противном случае мог оказаться побитым антирекорд 1993 года — 1139 долл. за тонну.
Однако на фоне закрытия алюминиевых производств в одних странах происходит возведение новых мощностей в других. Там, где присутствует дешевое электричество.
К примеру, мировой лидер индустрии в лице американской Alcoa, несмотря на существенное сокращение объемов продаж и дохода компании в 2001—02 годах, строит новый завод в Исландии с производственной мощностью 322 тыс. тонн алюминия в год, а также увеличивает в два раза — до 320 тыс. тонн — мощность завода в Квебеке.
Французская Pechiney присматривается к ЮАР и Чили, считая эти страны перспективными для наращивания производства в будущем.
В то же время в США, начиная с 1980 года, не было построено ни одного алюминиевого завода.

Из жизни великих

До введения специального порядка тарифообразования на электроэнергию в августе 2002 года работал Запорожский алюминиевый комбинат с убытками несколько месяцев. По словам первого заместителя гендиректора «ЗАлКа» Сергея Петрова, основной причиной неприбыльной работы являлась относительно высокая цена, по которой предприятие покупало ток в первом полугодии прошлого года — более 2 центов за киловатт. Это дороже стоимости тока для алюминщиков Австралии, Канады, России.
В первом квартале 2001 года доля электроэнергии в себестоимости алюминия на «ЗАлКе» достигала 40%, в то время как в общемировой практике этот показатель не превышает 25%.
На фоне падения биржевых котировок алюминия 2 центов за киловатт оказалось достаточно, чтобы загнать экономику комбината в тупик.
Дело в том, что «ЗАлК» экспортирует в страны дальнего зарубежья более половины своей продукции в виде полуфабриката, именуемого алюминиевой чушкой. Предприятие вынуждено конкурировать на мировых рынках с гигантами алюминиевой индустрии, не располагая их преимуществами и имея в «арсенале» только полный набор недостатков.
Во-первых, доля первичного алюминия в структуре продукции комбината составляет 80%, в то время как у крупнейших зарубежных игроков не превышает 20%. В структурах продаж крупнейших компаний преобладают продукты обработки алюминия (профиль, фольга, литые автомобильные диски) с высоким уровнем добавленной стоимости. Это позволяет гигантам получать основную прибыль от реализации продуктов переработки и делает их экономику более устойчивой к ценовым колебаниям на LME.
Во-вторых, мощность «ЗАлКа» по выпуску алюминия едва превышает 100 тыс. тонн в год. Это меньше среднестатистической мировой мощности отдельно взятого завода — 190 тыс. тонн. Запорожское предприятие выглядит карликом на фоне тех же Братского или Красноярского заводов, каждый из которых способен производить 800 тыс. тонн алюминия в год.
Помимо технологического укрупнения современных алюминиевых производств, в отрасли наблюдается экономическая концентрация заводов в рамках крупных компаний. Ярким образцом интеграционных процессов в отрасли является Китай, где государственная China Aluminium Group объединила 60 заводов, выпускающих 60% алюминия и 100% глинозема в стране.
Как правило, большинство алюминиевых комбинатов входят в мощные корпорации типа упоминавшихся выше Alcoa, Alcan или «Русал».
Концентрация алюминиевых производств обеспечивает неоспоримые преимущества в виде сокращения производственных издержек, расширения возможностей по привлечению инвестиций, увеличению лоббистского потенциала, координации сбыта.

Одинокий карлик

Запорожскому алюминиевому заводу объединяться не с кем. Разве что нынешний собственник предприятия в лице российской ЗАО «АвтоВАЗинвест» продаст контрольный пакет кому-либо из зарубежных алюминиевых гигантов.
Однако, как сообщил Сергей Петров, «ЗАлК» не будет готов к продаже, по крайней мере, ближайшие пять лет.
Кроме того, по свидетельству г-на Петрова, запорожскому комбинату еще долго придется ликвидировать тяжелое финансовое наследие, доставшееся новым менеджерам предприятия от предыдущего руководства. «ЗАлКу», в частности, предстоит возвращать десятки миллионов гривен кредита, полученного под строительство цеха по производству алюминиевой фольги. Помимо этого, общая кредиторская задолженность комбината все еще превышает 100 млн. грн. Долги придется погашать, на что будет использована немалая часть прибыли.
И, наконец, в-третьих: завод, отстроенный в послевоенное время, отличается крайней технологической изношенностью. Как проинформировал Александр Шашкин, план первоочередной реконструкции на предприятии предусматривает выполнение экологических требований, а также улучшение условий труда. В ближайшие годы на комбинате планируют ввести в строй систему сухой газоочистки, автоматическую подачу глинозема, а также установить автоматическую систему управления технологическими процессами. Ориентировочная стоимость проекта составляет 70—80 млн. долл.
По мнению менеджеров комбината, рассчитаться с кредиторами и приступить к реконструкции окажется невозможным, если правительство отменит действующий порядок образования цены тока для «ЗАлК». В апреле комбинат покупает электричество по 9,3 копейки за 1 кВт•час, в то время как остальные промышленные потребители по первому классу напряжения в Запорожской области — по 12 копеек за 1 кВт•час.
Усложнится также задача диверсификации производства с целью его постепенной переориентации на выпуск продуктов переработки алюминия. Анализ мирового рынка демонстрирует стремительное увеличение спроса на алюминиевую продукцию в пищевой промышленности и строительстве (более 50% закупок). Руководители Запорожского алюминиевого утверждают, что предприятие, несмотря на карликовость, окажется способным полностью удовлетворить украинский рынок в алюминиевой продукции при нормальном финансовом состоянии комбината и наличии внутреннего спроса.
Вместе с тем специальный порядок тарифообразования, утвержденный для двух запорожских меткомбинатов, приковывает к себе завистливые взоры остальных крупных промышленных потребителей. Отдельные предприятия время от времени активизируют лоббистскую деятельность по смягчению энергетического тарифного бремени.

Тормоз промышленного развития

Снижения цены тока добиваются ферросплавные заводы, предприятия черной металлургии, угольные компании. Каждый из потребителей в большей или меньшей степени по-своему прав.
Как известно, система тарифообразования в украинской энергетике чрезмерно унифицирована. Она является продуктом так называемой модели единого оптового покупателя электроэнергии, которая действует в Украине.
В мировой классификации существуют четыре базовых типа энергорынка. Принципиальным отличием между ними является степень либерализации оптовых рынков, обуславливающая уровень конкуренции как между производителями тока, так и между его поставщиками или крупными потребителями. Наиболее совершенной считается модель двусторонних контрактов между генераторами и дистрибьюторами, которая наиболее полно используется в Англии и скандинавских странах. Эта модель способствует наиболее объективному формированию рыночной цены тока.
И наоборот, модель единого оптового покупателя считается самой несовершенной. В Украине государство выступает оптовым монопольным торговцем электричеством. Для каждого облэнерго в отдельности устанавливается оптовый тариф, который представляет собой некое среднее арифметическое между ценами генерации. К оптовому тарифу приплюсовываются затраты поставщиков на передачу электроэнергии, из чего рассчитываются розничные тарифы на электричество. При этом все промышленные потребители в каждой области в зависимости от того, к каким линиям подключены, поделены всего на два класса напряжения: до 35 кВ и выше.
В результате упрощенного формального деления крупные потребители вынуждены дотировать средние и мелкие предприятия. Объективно себестоимость энергообеспечения больших производств гораздо ниже. Конечно, не все металлургические комбинаты и шахты следует переводить на специальный порядок тарифообразования подобно предприятиям цветной металлургии. Исключение для алюминиевого и титаномагниевого заводов сделано по причине их наиболее высокой энергоемкости, стабильного характера потребления тока и высокой зависимости их экономического состояния от мировой конъюнктуры на рынке цветных металлов. Однако цена электричества в 22—24 копейки за киловатт для убыточной отечественной шахты, несомненно, высока.
Выровнять цену тока между потребителями согласно фактическим затратам можно двумя путями. Один из них — это внедрение для промышленных потребителей более дифференцированной системы деления по классам напряжения. Путь неприятный с политической точки зрения, поскольку для этого следует заметно повысить тарифы на электроэнергию для населения.
Второй путь — это предоставление крупным потребителям права покупать электричество напрямую у производителя. Перспектива эта в Украине нескорая. По крайней мере, правительство планирует приступить к широкому внедрению прямых контрактов не ранее 2005 года.
Тем не менее вечно ждать энергетиков потребители не будут, и что-то делать нужно уже сейчас. Задержка энергетических реформ напрямую отражается на состоянии украинской промышленности.

Олег Кильницкий
"Зеркало недели"
www.zerkalo-nedeli.com



По вопросам содержания обращайтесь к администратору


Поиск:   
  в тексте
Последние поступления
  
Полезная информация
  









Партнерская сеть
Unknown Tag: 'counter'